Российское образование мирового класса!

Цель Проекта 5-100 – максимизация конкурентной позиции группы ведущих российских университетов на глобальном рынке образовательных услуг и исследовательских программ.

СМИ о проекте


Кто выжил в «красной зоне»? Академик РАН об усилении иммунитета

10 декабря 2020 года
Автор: Наталья Косякова
Фото: Пресс-служба Сеченовского университета
Источник: АиФ

Ведущий иммунолог, заведующий кафедрой клинической иммунологии и аллергологии Института клинической медицины имени Склифосовского ФГАОУ ВО Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), академик РАН Александр Караулов в беседе с корреспондентом aif.ru рассказывает о том, что такое крепкий иммунитет, а также о возможных способах помощи организму.

— Александр Викторович, в этом году вы получили премию РАН им. Мечникова за выдающиеся работы в области молекулярной иммунологии и аллергологии. Поздравляем. Не могли бы подробнее рассказать о том, как начинали свою работу в иммунологии и о наиболее крупных научных достижениях и проектах, над которыми работаете сейчас?

Александр Караулов: Благодарю за поздравление. Премию я разделил с директором Института иммунологии, членом-корреспондентом РАН Мусой Хаитовым. Впервые в мире были созданы пептидные технологические платформы для конструирования аллерговакцин нового поколения, в частности вакцин против аллергии к пыльце березы и аллергии на кошку. Характерная черта этого цикла работ — неразрывная связь фундаментальных исследований и практического использования результатов в медицине и здравоохранении. В этой работе нас объединил выдающийся учёный, основоположник молекулярной аллергологии профессор Рудольф Валента из Венского медицинского университета. Цикл наших исследований посвящён изучению клеточных и молекулярных механизмов иммунорегуляции в норме и при иммунопатологии, включая механизмы молекулярных процессов, лежащих в основе аллергических реакций. Нам приятно, что эти работы получили международное признание.

Сам я начал работать в области иммунологии с 18 лет и к окончанию мединститута имел несколько публикаций, индексированных в международных базах данных по исследованию иммунитета у здоровых людей и больных онкозаболеваниями. После поступил в аспирантуру Института им. Н. Ф. Гамалеи, которую закончил в онкологическом научном центре, поскольку моя работа была посвящена механизмам противоопухолевого иммунитета. Вся последующая жизнь была посвящена клинической иммунологии — науке, которая использует результаты фундаментальных исследований иммунного ответа в практической медицине и здравоохранении. С 1988 года работал заместителем директора по научной работе в Институте иммунологии. Ровно 30 лет назад создал кафедру клинической иммунологии и аллергологии в мединституте им. Сеченова. После того как наш университет стал участником международного проекта 5-100, удалось создать международную лабораторию иммунопатологии, которая сейчас также занимается и проблемой иммунопатогенеза новой коронавирусной инфекции.
Один из проектов — проблема протективных антител после перенесённой инфекции, его реализуем с Венским медицинским университетом. Другой проект — астма и COVID-19, здесь сотрудничаем с центрами из США, Германии, Китая. Изучая распространённость коморбидных патологий, мы установили, что атопическая бронхиальная астма встречается гораздо реже в популяции среди заболевших COVID-19, чем в популяции в доковидное время. При этом неатопическая астма, как и хроническая обструктивная болезнь лёгких, остаётся фактором риска тяжёлого течения. И мы задались вопросом, почему это происходит. У нас есть предположение, что тип воспаления, характерный для аллергиков (Th-2), является протективным при ковиде. Мы опубликовали наши первые мысли в концептуальной статье в ведущем международном журнале Allergy & Clinical immunology и регулярно проводим онлайн-вебинары рабочей группы по этой проблеме.

— Сегодня благодаря выступлениям врачей в СМИ в сознании людей слова «иммунитет» и «ковид» связаны очень плотно. Скажите, насколько сильный у нас сейчас популяционный иммунитет и как вы оцениваете индивидуальный иммунитет у наших соотечественников при том, что смертность в России ниже, чем в европейских странах? 

— Могу сказать, что популяционный иммунитет у нас не выше, чем в других странах. В среднем на уровне 25-30%, — его оценивают по уровню антител и клеток. Хотя совсем недавно мэр Москвы сообщил, что в столице у 50% населения уже есть иммунитет к коронавирусу. Возможно, он имел ввиду клеточный иммунитет. Очевидно, что это справедливо, т. к., по данным исследований, у 50% популяции Т-клетки памяти обладают перекрёстной реактивностью со сравнимой афинностью (родственностью — Ред.) к обычным сезонным четырём коронавирусам. 

Что касается антител, то наши совместные исследования, проведённые под руководством профессора Валенты, показали, что далеко не у всех переболевших вырабатываются антитела, которые могут нейтрализовать вирус. Даже при наличии положительного теста и характерных симптомов. Поэтому, собственно, и нужны эффективные вакцины. 

Что касается смертности, в России она действительно была ниже в сравнении с рядом других европейских стран, но меня сегодня достаточно тревожит высокий процент тромбоэмболии и сепсиса, вызванного уже антибиотикорезистентными штаммами микроорганизмов. Отсюда и высокая госпитальная летальность. В Коммунарке она достигает 8,5%. 

Мои коллеги по РАН отмечают сегодня значительный рост штаммов бактерий и грибов, резистентных ко многим антибиотикам, что и приводит к росту смертности. Как иммунолог я считаю, что в этот период мы должны эффективно использовать препараты, усиливающие антибактериальные противогрибковые эффекты. У нас есть такие. 

Что касается синдрома гиперкоагуляции, то родился даже термин иммунотромбоз, который подчёркивает также значимость иммунных механизмов развития этих нарушений. 

Несомненно, низкая смертность — результат героического труда наших врачей наряду с организационными мероприятиями на самом высшем уровне. Среди отмеченных орденом Пирогова за самоотверженный труд есть и два иммунолога с нашей кафедры — доценты Наталья Бондаренко и Дарья Фомина, которые быстро накопили бесценный опыт лечения этих инфекций, выступали с докладами на международной конференции «От традиции к инновациям», посвящённой 30-летию нашей кафедры и 65-летию нашей базы — легендарной городской клинической больницы № 52.

Об индивидуальном иммунитете человека могу однозначно сказать — в развитии и исходе новой коронавирусной инфекции, несомненно, играют роль и генетические различия, и наличие коморбидных заболеваний (сосуществование у одного пациента двух или более заболеваний — Ред.), которые могут играть и положительную роль, так же как и определённые лекарственные препараты. Поэтому индивидуальные особенности иммунной системы формируются и генетически, и под влиянием различных факторов среды, в том числе и ковида.

— Какую роль играют иммуномодуляторы для укрепления иммунитета? И что это за Азоксимера бромид, о котором в последнее время много говорят?

— Иммунная система организма ведёт борьбу со многими болезнями, включая вирусы и новую коронавирусную инфекцию. Если взять в качестве примера актуальную ситуацию с COVID-19, то часто можем слышать, что у одних людей этот вирус проходит бессимптомно, а у других — в тяжёлой форме. И это касается как молодых людей, так и тех, кого мы записываем в группу риска. 

Такой разброс в избирательности во многом зависит от того, насколько наша иммунная система подготовлена к защите организма. А без хорошо «натренированного» иммунитета, готового к встрече с патогеном, любой вирус, а тем более SARS-CoV-2 (новый коронавирус), может нанести непоправимый ущерб организму. В период пандемии особенно важно держать иммунитет «в полной боевой готовности». Я сторонник разумного использования препаратов с иммунномодулирующей активностью и вакцинации против всех респираторных заболеваний. 

Клинический опыт убеждает нас в том, что любой организм должен быть готов к встрече с возбудителем. Шанс благополучного выздоровления определяется состоянием организма, в том числе и иммунной системы. Конечно, бесконтрольное использование любых препаратов, включая иммуномодуляторы, недопустимо. Решающее значение имеет не их реклама, а исследования, в которых доказана эффективность и безопасность. Учёные, врачи кафедры клинической иммунологии Сеченовского университета активно участвуют и следят за отечественными и международными исследованиями. Судя по сообщениям из Кемерова, медработники, работающие в «красной зоне», принимали препарат Полиоксидоний, запатентованное название которого — Азоксимера бромид. Так вот, они не заболели. Причина здесь, вероятно, в том, что произошло усиление местного иммунитета, это показали проводимые исследования. 


Оригинал статьи: https://aif.ru/health/coronavirus/kto_vyzhil_v_krasnoy_zone_akademik_ran_ob_usilenii_immuniteta