Российское образование мирового класса!

Цель Проекта 5-100 – максимизация конкурентной позиции группы ведущих российских университетов на глобальном рынке образовательных услуг и исследовательских программ.

СМИ о проекте


Университет сильного взаимодействия

14 сентября 2020 года
Автор: Дмитрий Гришанков, Федор Жердев
Фото: Пресс-служба МИФИ
Источник: "Стимул. Журнал об инновациях в России"

Залог гармоничного развития высшего образования — это успешная реализация всех трех миссий университета (образование, наука, взаимодействие с обществом). С точки зрения страны третья миссия — это прежде всего условие того, что она не просто имеет хорошие вузы, а вузы, необходимые для ее успешного развития. Без ответа на вопрос, какие именно вузы нужны России, в чем и как должна проявляться эта малоисследованная третья миссия, любая реформа высшей школы становится бессмысленной.

Ответ надо искать у профессионалов — тех, кто каждодневно погружен в жизнь отечественных университетов, то есть прежде всего у ректоров. Именно с ними RAEX и «Стимул» провели серию углубленных интервью по самым важным проблемам развития российских вузов. Эти интервью дополняются материалами прежних лет (аналогичное масштабное исследование мы уже проводили семь лет назад), исследованиями сотрудников агентства, зарубежных экспертов и даже трудами классиков. Первое интервью цикла — с ректором национального исследовательского ядерного университета МИФИ Михаилом Стрихановым.

— Михаил Николаевич, последняя по времени программа развития высшего образования, Программа стратегического академического лидерства, предполагает жесткое деление вузов на категории. Каким вы видите место МИФИ в этой программе?

— Картинка мира всегда многоцветная. Мы воспринимаем МИФИ прежде всего как национальный исследовательский университет. МИФИ и МИСиС первыми получили статус национальных исследовательских университетов — он был присвоен указом президента России. На нас отрабатывали все механизмы еще в 2008–2009 годах. Так что нам нельзя отказываться от своей главной функции. Поскольку программа предусматривает жесткое деление (либо ты «за белых», либо «за красных»), мы будем подавать заявку как национальный исследовательский университет.

Но у нашего вуза, как и у любого технического университета, есть очень мощные отраслевые корни, связи. У МИФИ даже в названии содержится указание на специализацию: ядерный университет. Мы взаимодействуем с госкорпорацией «Росатом». Она огромна: в штате 300 тысяч сотрудников. «Росатом» — одна из крупнейших госкорпораций, которую можно сравнить с «Роснефтью», с «Газпромом», со Сбербанком. У нее огромное количество предприятий-дивизионов. Образовательную, научную, инновационную политику мы определяем в сотрудничестве с госкорпорацией «Росатом» и другими очень сильными партнерами. В этом смысле МИФИ — отраслевой вуз. Еще раз подчеркну: так как правила Программы стратегического академического лидерства жесткие — либо НИУ, либо НОУ, — мы позиционируем вуз как НИУ, но у нас есть и огромное количество элементов НОУ.

— Михаил Николаевич, если бы мы разговаривали двадцать-тридцать лет назад, однозначным показателем уровня университета было бы количество людей, которые учатся по учебникам этого вуза. Если во многих университетах мира изучают физику по учебникам Льва Ландау и Евгения Лифшица, значит, эти два автора и университет, который их воспитал, определяют систему преподавания физики. Сейчас образовательные технологии меняются. Наверное, этот параметр будет уже не вполне корректным. Что следует оценивать, по вашему мнению: учебники, монографии, онлайн-курсы? Как понять, что университет форматирует мозги не только своим ученикам, но и студентам других вузов?

— Абсолютно правильный вопрос. Он связан с практической реализацией. Учебник — устаревшее пособие, поэтому, наверное, нужно говорить об онлайн-курсах, в том числе об их использовании в разных университетах. В настоящее время эта тема является предметом дискуссий. В прошлые выходные на платформе Сбербанка обсуждался цифровой университет, в том числе онлайн-образование, тиражирование лучших онлайн-курсов на другие консорциумы, когда группа сильных подтягивает слабого.

Нужно создать систему (такой инструмент уже существует), которая учитывает зачетные единицы онлайн-лекций университета в тех случаях, когда его используют другие вузы. Подготовка и распространение курсов для дистанционного обучения — целое направление, где за первенство бьются многие игроки. Очевидно, что выдающиеся университеты подготовят курсы лучше и слабые вузы не смогут с ними конкурировать. Это сразу приведет к сокращению количества преподавателей в менее успешных университетах. Если онлайн-курсы по философии и социологии будут преподавать великие мэтры, у местных педагогов не останется студентов. Это риски, которые надо ясно понимать.

Я учился на кафедре теоретической физики и могу сказать, что учебник Ландау и Лифшица — настоящая поэзия, космический уровень. Если сравнить с русской словесностью, это Пушкин. Причем писал Лифшиц, а Ландау ему диктовал — в поезде, в самолете, в автомобиле. Чтобы записывать, тоже нужен талант. Евгений Михайлович Лифшиц не только выдающийся ученый, но и талантливый популяризатор, причем на переднем крае науки. Таких людей уже нет. Их было только двое.

— Еще одна безусловная ценность сильных университетов — наличие научных школ. Как можно понять, что в вузе существует научная школа?

— В научной среде нередко самоорганизовываются группы, которые успешно проводят исследования, создают разработки и готовят статьи. А научная школа связана с неким человеком на пьедестале, с памятником. Его непререкаемый авторитет часто тормозит развитие направления.

Чтобы научный коллектив работал, нужен лидер — как и в любом деле. Для того, что вы называете научной школой, я бы использовал термин «научный коллектив». У него должен быть лидер, который брал бы на себя ответственность, но при этом ставил перед сотрудниками амбициозные цели.

Когда такой коллектив становится школой, могут возникать проблемы, о которых вы упомянули. Лидер, как старый вожак стаи, перестает «ловить мышей», и научное направление перестает развиваться. Но без коллектива результата не будет. Над любой научной проблемой, по крайней мере экспериментальной, работает группа: руководитель, его соратники, аспиранты, студенты. Такова классическая схема, которая является основой развития университета. В какой мере менеджмент университета способен обеспечивать ее эффективность? Сложный вопрос. Я считаю, у МИФИ, как и у других вузов, в этом смысле далеко не все гладко.

— В завершение традиционный вопрос: для чего вам рейтинги?

— Рейтинги — это зеркало. Нужно смотреть на себя в зеркало. Когда их несколько, происходит корректировка образа. Даже неидеальный рейтинг отражает основные тренды и черты развития. К тому же это внешняя оценка, взгляд со стороны.

При этом огромный вес экспертных оценок в международных рейтингах свидетельствует об их субъективности. Методики говорят, что в опросах участвует большое количество экспертов, поэтому в итоге получается средний показатель. Это не совсем так. Поэтому, мне кажется, основной вес в рейтингах должны иметь объективные параметры — наукометрические или образовательно-метрические, а может быть, общественно-метрические. Долю экспертных оценок нужно сокращать. Это приблизит нас к правильному пониманию вещей.

Думаю, без рейтингов мы существовать не сможем. Я помню времена, когда все 800 университетов Российской Федерации формально считались одинаковыми. У всех есть ректор, деканы, студенты — значит, все одинаковые. Но это невозможно. В таких условиях университеты не имеют стимула к развитию.

Работа никогда не казалась мне такой тяжелой, как во время реализации программы «5–100». Постоянно приходилось кого-то догонять, в том числе самого себя. Рейтинги — инструмент для измерения, который заставляет нас развиваться. Без него развитие прекратится. Мы с большим энтузиазмом поддерживаем и ваш рейтинг, и другие, хоть для них и характерна страновая необъективность: если университет формально не относится к англосаксонской модели, эксперты незаслуженно ставят ему более низкие баллы. Вы восстанавливаете объективность, и в этом заключается важная роль рейтинга «Три миссии университета» для России.

Оригинал статьи: https://stimul.online/articles/sreda/universitet-silnogo-vzaimodeystviya/