Российское образование мирового класса!

Цель Проекта 5-100 – максимизация конкурентной позиции группы ведущих российских университетов на глобальном рынке образовательных услуг и исследовательских программ.

НОВОСТИ


« В 2015 году в России будет учиться еще больше китайских студентов»

13 ноября 2014 года

Интервью журналу Министерства просвещения КНР «Мировое образование» заместителя директора Центра социологических исследований А.Л. Арефьева

Интервью состоялось в ходе V Международной конференции по компаративному образованию, проходившей в Пекине 27-28 сентября 2014 года.

 В Вашей статье «Китайские студенты в России» написано, что свыше 2/3 от общего числа китайских студентов в 2010-2011 академическом году учились в вузах, подведомственных Минобрнауки России, и отмечено, что китайские студенты выражают недоверие к качеству образования в негосударственном секторе российской высшей школы. По Вашему мнению, в чём причины этого феномена? Какие мероприятия должны быть приняты, чтобы повысить привлекательность негосударственного университета? Какая разница между государственными и негосударственными университетами?

− Причины, по которой почти все студенты из Китая, приезжающие в Россию за получением высшего образования, предпочитают получать его в государственных вузах, связаны с Арефьев_А_А_8017.jpgболее благоприятными условиями, в которых работают эти высшие учебные заведения. Они получают необходимую финансовую поддержку от государства (средства на учебную деятельность и научные исследования), они имеют в своем распоряжении соответствующие учебные и лабораторные корпуса, студенческие общежития, спортивные комплексы и иную инфраструктуру. В то же время большинство негосударственных вузов не имеют собственных зданий и вынуждены арендовать помещения для проведения занятий. У них, как правило, нет исследовательских лабораторий, нет студенческих общежитий, у них более ограниченные библиотечные фонды, и поэтому частные вузы – в основном гуманитарно-социального профиля, в них нет подготовки по инженерно-техническим и естественно-научным специальностям. Кроме того, выделяемые Российской Федерацией места для бесплатного обучения иностранных граждан, в том числе из Китая, распределяются почти исключительно среди государственных вузов. Мне кажется, что похожая ситуация и в Китае. Представляется, что это не совсем правильно. Ко всем вузам надо предъявлять не только одинаковые требования по соблюдению образовательных стандартов и качеству обучения, но и обеспечивать им равные условия для своей работы, в равной мере их финансировать из государственного бюджета. И главное – они должны конкурировать между собой (за студентов, за получение научных проектов и т.д.) за счет своих собственных достижений и своего умения получать доходы от научно-исследовательской и образовательной деятельности. Не случайно практически все 10 лучших университетов мира по версии трех наиболее известных глобальных рейтингов лучших университетов мира – QS World University Rankings,Times Higher Education (THE) World University Rankings, Academic Ranking of World Universities (ARWU) являются негосударственными.

− Китайские студенты предпочитают учиться в Москве, Санкт-Петербурге или на Дальнем Востоке. Чем привлекают эти регионы китайских студентов? Каковы новые тенденции в этой сфере? Как усилить привлекательность обучения в университетах, которые находятся в других регионах?

 − Вузам Москвы и Санкт-Петербурга китайские юноши и девушки отдают предпочтение ввиду того, что там, как считается, “более высокое качество обучения и более престижные дипломы, много известных достопримечательностей”, а провинциальные вузы привлекают более умеренной платой за обучение и не столь высокой, как в столичных городах, стоимостью жизни. Кроме того, играет роль и расстояние от дома до места учебы. Например, в вузах Дальнего Востока учатся в основном юноши и девушки из территориально близких к ним пограничных провинций Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин. А привлекательность обучения в провинциальных вузах повышается прежде всего за счет улучшения качества профессиональной подготовки. Доля выходцев из Китая в вузах двух российских мегаполисов постепенно уменьшается за счет прироста числа обучающихся Chinese-students2.jpgв других городах.

 - В 2006 году Вы публиковали книгу «Тенденции в обучении китайских граждан в российских вузах», с тех пор прошло много лет. Каковы новые тенденции в этой области? Какова ситуация с обучением российских студентов в китайских вузах?

 − Вначале о китайских студентах в России. 10 лет назад они представляли самую большую по численности группу иностранных учащихся дневных отделений российских вузов (13 тыс. чел. в 2005/2006 академическом году). С тех пор число китайских студентов в России выросло лишь на три тысячи человек (почти до 16 тыс., включая выходцев с Тайваня), в то время как темпы прироста студентов из ряда других стран были выше. И сегодня самой большой группой иностранных студентов очной формы обучения стали в России представители Казахстана (свыше 17 тыс. чел.), а если посчитать и иностранных студентов, обучающихся в России не только очно, но и заочно, то лидируют по показателю общей численности студенты из того же Казахстана (35 тыс. чел.) и Белоруссии (29 тыс. чел.), а Китай – лишь на третьем месте (16 тыс. чел.). Несколько изменилась иерархия специальностей, которые учат в российских вузах китайские юноши и девушки. Если в 2005 году на первом месте был русский язык (его осваивали по различным программам около 30% китайских студентов), то в настоящее время на первом месте – экономика, финансы, менеджмент (изучают более 27%). И лишь на втором месте – русский язык (24%).

Далее следуют гуманитарно-социальные специальности (их учит каждый четвертый представитель Китая) и инженерно-технические (их учат 12% китайских студентов и среди них наиболее популярной специализацией является строительство и архитектура). Могу напомнить, что в период существования СССР более половины китайских студентов изучали в российских вузах инженерно-технические специальности. Теперь о российских студентах в Китае. Их число растет более быстро, чем число китайских студентов в России. В 2013 году их было примерно столько же (16 тыс. чел.), сколько училось китайской молодежи в российских вузах (также примерно 16 тыс. чел.). Больше всего юношей и девушек из России получают подготовку в вузах Северо-Восточных провинций КНР – Хэйлунцзян и Ляонин, а также Пекина. Они учат в основном китайский язык (более 2/3) на курсах, подготовительных отделениях и в качестве краткосрочных стажеров. Обучающихся по программам третичного уровня образования (прежде всего по 4-х летним программам бакалавриата, а также магистратуры и докторантуры) – в целом примерно 1/3, причем их доля за последние годы заметно увеличивается.
Обложка Тенденции2.jpg
 - Система высшего образования в России отличается от китайской и европейской, например: у нас в Китае: бакалавр-магистр-доктор, а у Вас в России: бакалавр-магистр-аспирант-доктор. Вы в статье «Китайские студенты в России» написали: «Большинство выходцев из Китая в последние годы предпочитают получать высшее образование в России по программам бакалавриата, что свидетельствует о востребованности у китайской молодёжи именно этой программы подготовки. В то же время желающих получить дипломы специалистов снижается. Практически нет желающих учиться в российской докторантуре». Исходя из различий в системах высшего образования в Китай и в России, просим проанализировать, почему китайские студенты не хотят учиться в российской докторантуре?

 − В СССР и иностранные, и советские студенты обучались по 5-6-летним программам дипломированных специалистов. Для подготовки научных кадров существовала аспирантура и докторантура. В связи с присоединением России в 2003 году к Болонскому соглашению, подразумевающему переход на международную двухступенчатую программу подготовки (бакалавриат и магистратура) вместо всеобщего специалитета, стало увеличиваться количество программ бакалавриата, а также магистратуры, на которых охотно учатся китайские студенты. По 5-6-летним программам специалитета в России продолжают сегодня готовить в основном инженеров, медиков и искусствоведов. В то же время переход от двухступенчатой программы подготовки кадров высшей квалификации в аспирантуре/докторантуре к одной ступени – докторантуре в России пока не произошло (не в последнюю очередь потому, что в России появилось в последние годы очень много докторов наук и им, вероятно, жаль терять свои привилегии). Хотя нынешняя система докторантуры мне представляется реликтовой и совершенно ненужной тратой времени: человеку достаточно продемонстрировать один раз свои способности к научной работе в написании и защите диссертации, а тратить потом годы на подготовку еще одной диссертации (от защиты которой зависит занятие определенной должности в вузе или НИИ) совершенно не нужно. Так как в Китае нет аналога российской докторантуры (там докторантурой считается российская аспирантура), то выходцы из Китая ограничиваются обучением только в российской аспирантуре и защитой одной кандидатской диссертации, которая в Китае и в других странах равноценна докторской диссертации (PhD).

  Создание совместных университетов - новая тенденция в мировом сотрудничестве в области образования. В 2014 году решили создать Российско-китайский университет в городе Шеньчжэн, что свидетельствует о новом этапе сотрудничества сотрудничества между нашими странами. Какое влияния оказывает эта тенденция и решение о создании совместного российско-китайского университета на экспорт образовательных услуг? Каковы особенности и преимущества имеет российская высшая школа? На чем должно сосредоточиться российско-китайское высшее образовательное сотрудничество?

 МГУ.jpg- Я приветствую создание российско-китайского университета совместно с МГУ им. М.В. Ломоносова и Пекинским политехническим институтом в Шеньчжэне. Это следовало сделать давно. У России уже есть целый ряд совместных университетов – в Белоруссии, Киргизии, Таджикистане, Армении. Насколько я знаю, сначала приоритетными направлениями подготовки в совместном российско-китайском университете (он начнет свою работу с 2016 года) станут русский язык и литература, культура и искусство, информационные технологии и прикладная математика, экономика, международная торговля, право, финансы. Затем добавятся прикладная химия, физика, здравоохранение, космические исследования, машиностроение, транспортные системы и логистика. Программы будут на русском, английском и китайском языках, а выпускники получат два диплома: МГУ им. М.В. Ломоносова и совместного университета. Право учиться в этом университете получат не только китайские, но и российские студенты, а практику они будут проходить на крупнейших предприятиях обеих стран. Россия в этот проект вкладывает интеллектуальную собственность, образовательные программы, бренд МГУ (его диплом очень ценится в Китае и других странах мира). Это действительно новый этап в образовательном сотрудничестве двух стран. В этом году увеличилось и количество мест для бесплатного обучения китайских граждан в российских вузах (с 450 в 2013 году до более чем 800 в 2014 году).

И полагаю, в 2015 году таких мест будет еще больше. Растет и количество мест для бесплатного обучения в китайских вузах российских граждан, выделяемых правительством КНР (в 2013 году их было 1656). Преимущества получения высшего образования в России для китайской молодежи – это хорошее качество профессиональной подготовки при невысокой стоимости обучения (оно в несколько раз дешевле, чем в университетах Западной Европы и Северной Америки по аналогичным программам).

Необходимо расширение взаимного изучения языков и открытие новых подготовительных отделений российских вузов в Китае. Следует приветствовать и стимулировать увеличение количества совместных российско-китайских программ бакалавриата, магистратуры, аспирантуры/докторантуры, расширять школьные, студенческие и молодежные обмены между нашими странами. Нужно размещать больше информации в СМИ и Интернете о возможностях получения юношами и девушками двух стран образования в России и в Китае. Представители российских и китайских университетов должны активнее участвовать в образовательных выставках, проводимых в наших странах.

  Вы выступили в Пекинском университете с лекцией на тему «Об опыте России в подготовке кадров для зарубежных стран». Просим немного рассказать об опыте в подготовке китайских студентов в российских вузах. Какое впечатления производят китайские студенты на российских преподавателей и общество?

 − По мнению преподавателей российских вузов, китайские студенты, нацеленные на получение профессиональных знаний (а таких – подавляющее большинство), являются очень прилежными и ответственными учащимися. Трудности бывают преимущественно на первом этапе. Они связаны с адаптацией к новым условиям жизни и учебы и особенно с освоением русского языка (большинство вынуждены это делать «с нуля»). Не все китайские юноши и девушки в полной мере успевают освоить русский язык на подготовительном отделении в течение первого года, и иногда совершенствоваться по русскому языку (как языку обучения) приходится им и на втором году пребывания в российском вузе.

Доля китайских студентов, формально относящихся к процессу обучения в российском вузе, – менее 10%. Это в основном те юноши и девушки, которые приезжают на языковые курсы или стажировки, получают в учебном заведении справку о зачислении в качестве студентов (что дает им право находиться в России в течение учебного года) и занимаются преимущественно экономической деятельностью. В российском обществе к китайским людям и студентам относятся доброжелательно и повсеместно отмечают их необычайное трудолюбие и приветливость. Могу сослаться и на результаты последнего опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения в октябре 2014 года: 51% россиян считают Китай главным другом России.

  По мере расширения масштабов высшего образования, вопросы качества обучения и подготовка высококвалифицированных специалистов становятся всё более значимыми. Можете ли Вы сказать, каковы ключевые факторы в подготовке кадров высшей квалификации?

 − Основной вопрос связан с возможностью практического применения полученных молодежью в высшей школе профессиональных знаний. Основным «мерилом» качества массово выпускаемого «образовательного товара» должна быть его востребованность национальной экономикой, компаниями, предприятиями, организациями. Не случайно одним из показателей успешной образовательной и научно-исследовательской деятельности университетов является доля бакалавров, магистров, докторантов, трудоустроившихся по полученной специальности в течение первых нескольких месяцев после завершения обучения и получения диплома. В свою очередь вузы, выпускники которых в большинстве своем вынуждены либо переучиваться, чтобы найти первое рабочее место, либо повышать свою квалификацию и приобретать необходимые профессиональные навыки в процессе начала трудовой деятельности, являются в определенной мере «балластом» системы высшего образования.

  Глобализация становится основной тенденцией развития мирового образования, науки и техники. Какое влияние она оказывает на российские университеты? Какие новые задачи и трудности в их выполнении встают перед ними? Как преодолеть эти трудности? Какова, по Вашему мнению, разница между российскими и американскими и европейскими вузами в этом процессе глобализации?

− Глобализация и массовизация высшего образования неизбежно усиливают конкуренцию на рынке образовательных услуг, как в национальном, так и в международном масштабах. С этим столкнулась и российская высшая школа. В период СССР и в первые 10-15 постсоветских лет репутация вуза определялась известностью его названия и авторитетностью выдаваемых дипломов, причем традиционно больше всего ценились московские и ленинградские вузы. А основным показателем их международной конкурентоспособности являлось число обучавшихся иностранных студентов. Интернационализация высшего образования в рамках растущей глобализации экономики обусловила появление всемирных рейтингов университетов и необходимость сравнения учебных заведений по целому ряду параметров, которым в России ранее не придавалось большого значения и объективная потребность в которых не ощущалась (например, двухуровневое образование, количество научных статей преподавателей и сотрудников российских вузов в англоязычных журналах, доля иностранных преподавателей и т.д.).

Последние два года ознаменовались для российской высшей школы не только «санацией» российских вузов по итогам массовых обследований (мониторингов), проведенных МинисДиаграмма.jpgтерством образования и науки среди государственных и частных учебных заведений, их многочисленных филиалов (с последующим закрытием почти 200 из них как неэффективных, а также объединением целых групп институтов, академий и университетов в одно учебное заведение, приостановкой деятельности 600 советов по защитам кандидатских и докторских диссертаций и т.д.), но и принятым 16 марта 2013 года Правительством Российской Федерации постановлением № 211 «О мерах государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров». Данное постановление нацелено на вхождение к 2020 году не менее пяти российских вузов в первую сотню лучших университетов одного из трёх глобальных рейтингов − THE, QS и ARWU, а сам проект получил неофициальное название 5-100.В рамках специального конкурса, организованного Минобрнауки России, были отобраны 15 российских университетов, которые должны стать «лицом» российской высшей школы на международной арене. Проект 5-100 предусматривает беспрецедентную финансовую поддержку: участвующие в нём вузы в 2013 году получили около 9 млрд. рублей, а до 2016 года на их поддержку (выполнение ими своих так называемых «дорожных карт» по завоеванию призовых мест в глобальных рейтингах) предусмотрено выделение в совокупности 43,5 млрд. рублей. Подобная инициатива связана со слабыми позициями российских вузов в трех вышеназванных рейтингах. В них сегодня доминируют англоязычные (в основном американские, а также британские университеты и колледжи).

Международные критерии (показатели), по которым отбираются лучшие университеты мира, связаны прежде всего с их исследовательской репутацией (на основе опроса экспертов) и результатами научной деятельности (количество статей преподавателей и сотрудников в журналах, реферируемых в базах данных Scopus и Web of Science, индексы цитируемости, доходы от инновационной деятельности и т.д.), а также соотношением студентов и профессорско-преподавательского состава, долей иностранных преподавателей, исследователей, студентов в университете, трудоустройством его выпускников, числом нобелевских лауреатов и обладателей медали Филдса среди выпускников, преподавателей и сотрудников и т.д.

Среди факторов, мешающих российским вузам стать ведущими игроками международного рынка образования - пока еще невысокая академическая репутация, очень незначительное количество публикаций в авторитетных англоязычных научных журналах, слабая коммерциализация университетских разработок, низкая доля иностранных преподавателей и студентов, недостаточно эффективная система управления, которая складывалась десятилетиями и в значительной степени осталась неизменной. Хочется надеяться, что Проект 5-100 вместе с другими мерами по реорганизации системы российского высшего образования (подписание Болонских соглашений, создание исследовательских и федеральных университетов и т.д.) в ближайшее время окажет позитивное влияние на всю российскую высшую школу и будет способствовать внедрению новых стандартов образовательной и научной деятельности, повысив реальную конкурентоспособность российских вузов в мире.

 По мере развития Интернета массовые открытые электронные курсы (MOOCs) быстро развиваются. Многие известные университеты открыли такие курсы. Учащися получат диплом без посещения университетов и встречи с преподавателями. Каково Ваше мнение о MOOCs? Как России внедряется новая техника и мультимедиа в обучении?
 
− На смену традиционной советской заочной форме обучения (by correspondence), возникшей в СССР во второй половине 1920-х годов (чтобы люди могли получать высшее образование без отрыва от производства), в последние годы в России, как и в других странах, приходит дистанционное образование (сокращенно ДО или электронное обучение, e-Learning). В настоящее время практически все российские студенты, обучающиеся на вечерних и заочных отделениях и экстернатом (а таких в российских вузах более половины), в той или иной степени получают знания с помощью дистанционных технологий обучения.

Ряд российских университетов (например, Московский государственный университет экономики, статистики и информатики, Современная гуманитарная академия и др.) стали специализироваться именно на дистанционной форме обучения. Это очень перспективная форма обучения. Дистанционные программы обучения разрабатывают и предлагают сегодня практически все российские университеты. Этому способствовало и принятие в 2012 году федерального закона, разрешающего вузам использовать ДО. Иной вопрос – в качестве профессиональных знаний, которые получают дистанционно студенты. С помощью таких технологий можно освоить далеко не все специальности. Например, как дистанционно хорошо выучиться на врача, музыканта или пилота самолета? Или возьмем иностранные языки: гораздо лучше начинать их учить очно. ДО подходит прежде всего для профессий экономического и гуманитарно-социального профиля. Так,Класс.jpg большинство студентов, получающих в российских вузах высшее образование с помощью дистанционных технологий, учат экономику, финансы, менеджмент, право и гораздо реже – инженерно-технические или естественно-научные специальности (для их освоения нужны регулярные занятия в лабораториях, производственная практика). Вместе с тем дистанционные технологии хорошо подходят для повышения квалификации и переподготовки специалистов. А новая техника и мультимедиа в российских вузах внедряются широко: сейчас почти все студенты ходят со смартфонами, ноутбуками и планшетниками и происходит постепенная замена бумажных учебников и иных учебных материалов на электронные. В результате становится более гибким процесс обучения и по очной форме. Дистанционные технологии обучения способствуют и расширению экспорта образовательных услуг (главным условием здесь становится знание языка обучения). Например, из 70 тысяч иностранных граждан, которые учились в 2012 году по российским программам за рубежом в совместных университетах, зарубежных филиалах и других подразделениях российских вузов, 2/3 делали это заочно, с применениям дистанционных технологий (90% из них проживали в бывших республиках СССР и происходили в основном из русскоязычных семей).

Отмечу также, что электронные средства обучения активно внедряются и в средней школе. Так, с 1 января 2015 года все школьные учебники в России должны будут иметь электронную версию. Это условие станет обязательным для включения их в федеральный перечень учебников. Школы РФ имеют право использовать в учебном процессе только учебники из этого перечня. Но этот процесс также сталкивается с объективными и субъективными трудностями: хотя все российские школы подключены к системе Интернет, не все учителя (особенно старших возрастных групп) хорошо владеют компьютером и могут эффективно использовать имеющиеся электронные учебники. Сложно также (для авторов и издателей) успеть создать к началу 2015 года электронные версии ко всем действующим школьным учебникам. Тем не менее распространение электронной техники и мультимедиа во всех типах учебных заведений России ускоряется.

   − В вашей области научных интересов  русский язык в мире. Пожалуйста, расскажите нам о результатах Ваших исследований в этой области. Как Вы оцениваете позиции русского языка в мире?

 − Наивысшим достижением в распространении русского языка стал XX век: в 1914 году им владело более 140 млн. человек и по этому показателю он был равен английскому языку. Накануне распада СССР русским языком владело 312 млн. человек и он по степени распространенности занимал уже 4-е место в мире (после английского, китайского и испанского). В 2010 году число владевших русским языком (как родным или вторым, а также иностранным) сократилось до 260 млн. человек и его опередили хинди/урду и B351AACF_7317_EBFA_6AD7_F8612838F388_m.jpgарабский языки, а после 2015 года его могут обогнать ещё и бенгали и португальский (благодаря очень высоким темпам прироста населения в странах, где эти языки распространены: в Индии, Бангладеш, Бразилии, целом ряде африканских стран). А по самому значимому показателю: числу владевших языком как родным (146 млн. чел.) русский занимал в 2010 году 8-е место (после китайского, испанского, английского, арабского, хинди, бенгали и португальского). У русского языка есть большой внутренний потенциал для дальнейшего развития и богатое культурное наследие. Тем не менее это единственный из 10—12 ведущих мировых языков, который за последние четверть века, к сожалению, неуклонно утрачивал свои позиции во всех основных регионах мира.

 Русский язык является одним из рабочих языков в ООН. В Китае многие учатся русскому языку. В 2009 году в Китае был объявлен «Год русского языка», а 2010 год был объявлен «Годом китайского языка» в России. Как Вы оцениваете подобный обмен Годами наших языков? Какую роль он играет? Какое значение имеет для углубления российско-китайского сотрудничества в политической и экономической областях?

 − Взаимное изучение и знание языков является обязательным условием успешного расширения межгосударственного экономического и как следствие − политического сотрудничества. Вспомним, как в 1950-х годах, когда СССР был важнейшим союзником КНР, всемерно содействуя развитию ее народного хозяйства, образования и науки, русский был самым популярным иностранным языком. Что мы имеем сегодня? Самым распространенным иностранным языком в Китае стал английский: учебники по этому языку в Ваших школах издаются тиражом по 100 и более млн. экземпляров! Не менее четверти граждан КНР могут уже в той или иной мере говорить по-английски, в то время как число владеющих русским языком я оцениваю примерно в 650-700 тыс. человек, или 0,05% всего населения (в основном это представители старшего, а также среднего поколения). В школах КНР русский язык в 2010 году учили 80 тыс. школьников, а сейчас, полагаю, примерно в 3-4 раза меньше, т.к. родители хотят, чтобы их дети знали прежде всего английский. Хотя Министерство просвещения КНР прилагает большие усилия по стимулированию изучения русского языка (например, предоставив школьникам, выбравшим русский язык, получить на ЕГЭ больше баллов, чем школьникам, изучающим английский).

 В китайских вузах число студентов и аспирантов, изучавших русский язык как специальность, с 2010 года увеличилось на 3 тысячи человек и составляет сейчас 18 тыс. чел., тогда как изучающих русский язык как иностранный (их насчитывалось в 2010 году 35 тыс. чел.) сократилось вдвое (т.к. уменьшилось число изучающих его в школах). Спрос в Китае на изучение русского языка безусловно есть, особенно в Северо-Восточных провинциях КНР, граничащих с Российской Федерацией, и среди китайских людей, осуществляющих торгово-экономическую деятельность в России. Русский язык учат не только в академическом секторе, но и на различных языковых курсах, в том числе при университетах (общее число изучающих таким образом русский язык можно оценить в 5-10 тыс. чел.). В 2011 году открылись курсы русского языка и при Российском центре науки и культуры в Пекине (на них в 2012 году занималось 266 чел.).

Число знающих китайский язык в России, по данным переписи 2010 года, составляло около 71 тысячи человек, или 0,05% населения нашей страны. Число изучавших китайский язык в средних школах, по данным проведенного нами в 2008 году мониторинга, составляло 11 тыс. детей. В 2013 году мы провели новый мониторинг и увидели, что число наших школьников, изучающих китайский, увеличилось до 12,1 тыс. человек. В вузах России китайский язык в 2008 году учили 14,5 тысячи студентов и аспирантов, а в 2013 году их число возросло примерно на пять тысяч человек. Кроме того, еще более двух тысяч человек учили китайский язык на курсах почти в двух десятках Институтов и классах Конфуция, действующих на базе российских университетов. Безусловно, необходимо дальнейшее поощрение взаимного изучения языков и культуры (в том числе в рамках официальных мероприятий), надо приглашать больше школьников, студентов и преподавателей для прохождения языковых стажировок. Число изучающих русский язык в Китае и китайский язык – в России можно и нужно значительно расширить.

  Вы говорили о том, что распространение и популяризация языка – это политика «мягкой силы», являющейся важным средством в геополитической конкуренции с другими странами. Уменьшение числа говорящих на русском языке и изучающих русский язык, а также получающих на нем образование, вызывает снижение интереса к русской истории и культуре. Недостаточно эффективная поддержка русского языка и недостаточное финансирование его распространения ведут к ослаблению его позиций в мире, его влияние становится меньше, чем влияние других мировых языков (английского, французского, немецкого и т.д.). Просим рассказать, какие меры будут приняты российским правительством для улучшения статуса русского языка в мире?

 − В России каждые 4 года принимается Федеральная целевая программа «Русский язык» (ФЦПРЯ), в которой предусматриваются и мероприятpushkin1.jpgия по его поддержке за рубежом. Сейчас готовится проект новой ФЦПРЯ на 2016−2020 годы, в которой запланировано значительное увеличение средств на распространение русского языка в мире. Разработана также Государственная концепция поддержки Российской Федерацией русского языка за рубежом. Будет выпускаться больше учебно-методической литературы для изучения русского языка как иностранного, к 2020 году возрастет в 5 раз (до 15 тысяч) число приглашаемых ежегодно в Россию на стажировку преподавателей-русистов из различных стран. Получат адресную поддержку зарубежные школы с обучением на русском языке, расширится деятельность фонда «Русский мир» (он был создан в 2007 году для популяризации и поддержки русского языка в мире и имеет в настоящее время 95 Русских центров в 43 странах и 136 кабинетов русского мира в 53 странах мира, функционирующих в основном на базе учебных заведений). Расширяется объем зарубежного теле- и радиовещания на русском языке, увеличивается количество дней и недель русского языка и культуры, проводимых в различных странах, фестивалей и олимпиад русского языка. Принято также решение, чтобы с 2015 года трудовые мигранты, приезжающие в Россию из различных стран, сдавали экзамен на знание русского языка. Активизируется и обучение русскому языку на курсах при 56 Центрах русского языка и культуры Россотрудничества в 50 странах мира (в 2012 году на этих курсах обучалось уже более 20 тыс. чел., что на 1/3 больше, чем в 2011 году). Усилена роль Государственного института русского языка им. А.С Пушкина как научно-методического центра по изучения русского языка как иностранного за рубежом.

Об усилении внимания руководства России к положению русского языка в мире свидетельствует создание в ноябре 2013 года Совета по поддержке русского языка при Правительстве РФ и в июне 2014 года − Совета при Президенте Российской Федерации по русскому языку. Возобновлена и деятельность Межведомственной комиссии по русскому языку при Министерстве образования и науки РФ.