Российское образование мирового класса!

Цель Проекта 5-100 – максимизация конкурентной позиции группы ведущих российских университетов на глобальном рынке образовательных услуг и исследовательских программ.

СМИ о наc


Альтбах: У нас профессорам запрещено работать на два университета

16 декабря 2015 года
Фото: Пресс-служба НИУ ВШЭ
Источник: РИА Новости

О проблемах, волнующих международное вузовское сообщество и наиболее уязвимых точках российского высшего образования рассказал в интервью РИА Новости один из ведущих специалистов в области высшего образования в мире, основатель Центра международного высшего образования Бостонского колледжа (Boston College), представитель международного консультационного комитета Высшей школы экономики, профессор Филипп Альтбах.

– Какие проблемы, на Ваш взгляд, находятся сегодня в фокусе внимания руководителей ведущих университетов мира, ректоров вузов в развивающихся странах?

– Это два разных вопроса. У ведущих университетов в развитых странах существует проблема финансирования. Содержать университет мирового класса очень и очень дорого. Сильнейшие университеты беспокоятся о своем месте в мировых рейтингах, ежегодно изучают свои позиции и работают над их улучшением, что в свою очередь тоже весьма затратно.
Для университетов в развивающихся странах вопрос стоит совершенно по-другому. Они переживают становление, то есть вращаются как бы в другой вселенной, им необходимо просто выжить и стать исследовательскими университетами.

– В какой мере позиция университета в международном рейтинге способна воздействовать на стратегическое поведение его руководителей?

– В качестве общей справки: университеты, которые занимают первые строчки рейтинга, в большинстве стран имеют статус государственных, за исключением вузов Японии и США – в этих странах наиболее успешные частные университеты. Позиции в рейтингах в основном зависят от результатов исследовательской работы университетов. Зависимость почти прямая: чем больше сотрудники напечатали трудов в международных журналах, тем выше рейтинг университета, в котором они работают. Поэтому в университетах делают все возможное, чтобы повысить эти показатели.
В России мы видим ту же, по сути, картину. Университеты, участвующие в Проекте 5–100, также пытаются достичь максимума по числу опубликованных научных статей своих сотрудников.

– Иначе говоря, Вы хотите сказать, что международные рейтинги не всесильны, что они не всегда полезны для здоровья высшей школы?

– На мой взгляд, рейтинги побуждают вузы сконцентрироваться на научной работе. Но, к сожалению, в них не слишком много внимания уделяется собственно обучению.

– Можно ли это исправить? Как развернуть университетскую машину лицом к студенту?

– Это большая проблема. На самом деле однозначного способа измерить качество преподавательской работы в мире пока нет. Согласитесь: намного проще оценить исследовательскую работу педагога, элементарно сложив количество его статей в международных журналах и ссылок на них, чем разбираться в том, что же он делает, оставшись один на один с большой студенческой аудиторией.

– То есть Вы относитесь скептически к самой возможности "взвесить" искусство преподавания на весах социологии?

– Вынужден развести руками: да, отношусь скептически. Хотя некоторые университеты разрабатывают свои локальные схемы оценки преподавательского вклада. Я, тем не менее, считаю, что на международном уровне этого сделать не удастся. Вряд ли в обозримом будущем преподавательская работа станет одним из пунктов в перечне критериев международного рейтинга. Но на национальном уровне это сделать можно. Вот, скажем, в Бразилии при поступлении в вуз и накануне выпуска студенты проходят тест. Результаты теста никак не влияют на их итоговую аттестацию, но у образовательных менеджеров появляется возможность оценить хотя бы отчасти, как и чему научились студенты за время обучения.

– Ваши рекомендации руководителям российских вузов: какие уроки и просчеты западных реформ было бы важно, с Вашей точки зрения, учесть? Существует ли в США проблема неэффективных вузов? Правительство лишает их лицензий, урезает им бюджет?  

– Во-первых, у нас нет федерального образовательного ведомства, которое бы регулировало эти вопросы. На уровне штатов, естественно, этим занимается правительство штата, которое и решает, закрывать вуз или нет. Иногда закрывают, но чаще лишают аккредитации. Ведь, если университет теряет аккредитацию, то и студенты отворачиваются от него.
Недавно федеральное правительство США уличило четыре частных университета (самый крупный из этих университетов Corinthian Colleges, Inc.), которые поддерживались крупными компаниями, в использовании денег не по назначению. Разразился гигантский скандал. Теперь эти вузы закрыты, а их руководители обязаны вернуть незаконно потраченные деньги.

– В одном из интервью Вы заявили, что негативной традицией российских вузов остается подработка профессуры в других образовательных учреждениях и разного рода репетиторство. Тема действительно острая? 

– Особенно для университетов мирового класса. Для того чтобы штатные профессора были полностью погружены в работу именно этих организаций, они должны получать адекватную зарплату. Важно заинтересовать их трудиться полный день в одном месте, чтобы они могли полностью погрузиться в работу, как это сделано, например, в Вышке. 

– Имеют ли американские профессора в своем распоряжении индивидуальные помещения для работы в течение полного дня? 

– Да, и это выгодно отличает их от российских коллег, у которых нет своих "офисов" в здании вуза. Я нахожу это очень странным. Если ты профессор в США, даже неважно, какого уровня, у тебя обязательно имеется свой кабинет. Иногда ты делишь его с другим профессором, но он есть. Законодательство запрещает нам, профессорам, работать на два вуза. Единственное что дозволяется, это оказывать консультации на правительственном уровне либо компаниям, но не другим университетам.
Работать в нескольких местах могут только совместители, но это не выгодно для преподавателей, так как в таком случае они получают оплату только за прочтенные лекции, и не получают, например, оплачиваемую медстраховку и другие бонусы. 

– Вы являетесь членом Международного консультативного комитета НИУ "Высшая школа экономики". Как, на Ваш взгляд, развивается университет сегодня? 

– Я впечатлен результатами, достигнутыми за этот год. Проделана хорошая работа с целью стать лидером в образовательной сфере в России. Более того, также заметно продвижение исследовательской работы, особенно в социально-политических науках. 

– 15 декабря в России представлен Национальный рейтинг востребованных вузов в РФ, подготовленный специалистами проекта "Социальный навигатор" медиагруппы "Россия сегодня". В нем целый отряд провинциальных вузов неожиданно ворвался в первые строчки списков по медицине, филологии, педагогике, обойдя федеральных соперников. Как бы Вы это прокомментировали? Что пожелали бы организаторам проекта?

– Видите ли, тут ключевой вопрос – критерии расчетов. В недавнем прошлом, например, когда Россия готовила первые подобные рейтинги, в мире они, насколько мне известно, не были восприняты всерьез. Я не знаком с методикой нового рейтинга, однако очень интересен успех в нем региональных вузов. 

Оригинал статьи